Пятница, 20.10.2017, 19:17
Информационный сайт о эксплуатации теплогенераторных и газоснабжении
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • расход условного топлива
  •  
    Главная » 2017 » Сентябрь » 13 » Израильский газ как новый вектор региональной геополитики
    16:10
    Израильский газ как новый вектор региональной геополитики
    Буквально в последние пару лет Израиль начал переход из разряда стан, удовлетворяющих свои потребности в энергоносителях только за счет экспорта, в число стран, собирающихся поставлять свои энергоресурсы на мировой рынок. По сообщению ряда официальных источников, а так же различных компаний, ведущих сегодня разведу на израильском шельфе, только доказанных запасов газа на месторождениях "Тамар", "Мери Б" и "Ноа", около 278 млрд куб. м. А условные запасы газа на месторождениях "Левиафан", "Далит" и "Танин", находящихся в израильской эксклюзивной экономической зоне, приближаются к 522 млрд куб. м. По информации различных геологических и поисковых служб перспективные ресурсы газа на израильском шельфе составляют еще более 680 млрд куб. м, а перспективные ресурсы нефти почти 1,400 млн баррелей.
     
    Руководство американской компании Noble Energy сообщило, что первый газ с месторождения "Левиафан" поступит в Израиль в 2016 году. При этом, компания, продолжая разработку газовых месторождений, намерена уже в 2013 году начать поисковое бурение на нефть. Еще ряд совместных с израильтянами компаний продолжают поисковое бурение. В конце года азербайджанская Государственная нефтяная компания (ГНКАР) пришлет оборудование для пробного бурения на участке "Ям-3″ израильского шельфа. Заказчиком выступила компания "Шемен Энергия", председатель которой - бывший начальник Генштаба Армии обороны Израиля Габи Ашкенази. Предположительно, на месторождении "Ям-3″ может оказаться 270 млн баррелей нефти и 127 млрд куб. м природного газа. В ближайшей перспективе уже пять плавучих буровых установок, будут вести поиск на израильском шельфе, а учитывая оптимизм инвесторов и неплохие перспективы, их число может возрасти вдвое.
     
    Наличие более чем огромного количества разведанного природного газа вызвало неоднозначную реакцию израильского парламента, где мнения в основном разделились по поводу количества газа, разрешенного к экспорту. Комиссия Цемаха подготовила пакет рекомендаций по урегулированию добычи и экспорта природного газа с месторождений на шельфе Средиземного моря в экономических водах Израиля. Среди рекомендаций, в частности, предлагается экспортировать 53% газа. Однако против этой цифры резко выступал министр экология Гилад Эрдан, который считает, что Израиль вряд ли когда-нибудь станет крупным экспортером природного газа и поэтому надо в первую очередь решить вопрос с энергетической независимостью страны, закачивая излишки газа в подземные хранилища.
     
    В итоге комиссия Цемаха рекомендовала, выделить для экспорта 500 млрд куб. м природного газа, а остальной зарезервировать для внутренних нужд на 25 лет. Комиссия так же рекомендует главе правительства разрешить экспортировать 50% газа крупных месторождений, при этом разрешить владельцам концессий с большими запасами газа торговать квотами на экспорт с концессиями, уже обязавшимися поставить 50% своего газа на внутренний рынок. В случаи утверждения эти условий, будет позволено экспортировать до 75% газа с месторождения "Левиафан".
     
    Вопрос дня, а чей это газ?
     
    Однако вряд ли, этим "неожиданно" свалившимся на голову богатством, Израиль сможет спокойно распоряжаться. И хотя все разведанные нынче месторождения газа находятся в исключительной экономической зоне Израиля, за обладание этими природными дарами в регионе развернулась настоящая (причем беспринципная) борьба между Турцией, Ливаном, Израилем, Республикой Кипр и не признанной международным сообществом Турецкой Республикой Северный Кипр (ТРСК).
     
    В этой "борьбе" все соперничающие стороны идут на различные ухищрения, применяя порою полузаконные методы, а периодически и бряцают оружием, только для того, чтобы доказать свое право на разработку уже открытых залежей углеводородного сырья. Среди политических проблем, стоящих на пути разработки месторождений – вопрос делимитации морских границ между Кипром, Египтом, Израилем, Ливаном и Турцией. Хотя в последнее время работы в этом направлении значительно продвинулись, так между Израилем и Кипром было подписано соответствующее двустороннее соглашение. Кипр также подписал соглашение о морских границах с Ливаном, но парламент этой страны пока его не ратифицировал. Есть и большие проблемы с делимитацией морских границ у Греции с Турцией, а у Израиля с Ливаном и Египтом.
     
    Израиль первым начал проводить разведку нефтегазовых залежей в своих территориальных водах, которые простираются на 12 морских миль, то есть на 22,2 км (вместе с т. н. прилежащей зоной - 44,4 км). Газовое месторождение "Ноа" и "Мери Б" находится в 40 км от берега Израиля. Месторождение "Левиафан" находится дальше - в 130 км от береговой линии. Вместе с тем международное право определяет, что экономической собственностью страны считается весь континентальный шельф, то есть зона от 300 до 400 км от берега страны. Согласно Конвенции ООН по морскому праву, исключительная экономическая зона - район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, подпадающий под действие особого правового режима. Ширина его не может превышать 200 морских миль (370,4 км), отсчитываемых от исходных линий. 10 июля 2011 года Израиль определил границу своей экономической зоны в Средиземном море - в ней страна имеет право проводить научные исследования, добывать полезные ископаемые, заниматься рыбной ловлей и осуществлять другие экономические операции. Эта зона граничит на севере с Кипром и Ливаном. Однако только после обнаружения крупных залежей газа в районе "Левиафан" Ливан начал предъявлять Израилю претензии, о якобы нарушений им экономических границ, пытаясь сместить их как можно южнее.
     
    В сентябре прошлого года американская компания Noble Energy (обнаружившая месторождения "Левиафан") по соглашению с Республикой Кипр начала разведочное бурение в его водах. Noble Energy не скрывает своих намерений стать обладательницей лицензий на разведку всех 12 кипрских участков, тем более что ей уже удалось обнаружить крупное месторождение природного газа с предполагаемыми запасами около 224 млрд куб. м. Территория, на которой находится месторождение, входит в исключительную экономическую зону Кипра и обозначена как зона 12 и фактически граничит с месторождением "Левиафан". В официальном сообщении уточняется, что это уже пятое по счету месторождение газа, обнаруженное Noble Energy в Левантийской впадине Средиземного моря. Компания оценивает запасы всех этих месторождений в 950 млрд куб. м газа.
     
    Кипр начал бурить на собственном шельфе в конце сентября прошлого года вопреки угрозам Турции. Анкара потребовала прекратить геологоразведку, считая, что Кипр имеет право разрабатывать эти месторождения только с разрешения властей ТСРК. Анкара пригрозила Кипру, что направит боевые корабли для сопровождения своих геологоразведочных судов. Для "охлаждения" турецкого пыла, США, Израиль, Греция и Кипр были вынуждены впервые провести совместные военные маневры, по защите морских сооружений от подводных лодок и кораблей, условного противника.
     
    На днях руководство британской компании Geo Spectrum, проводящей разведку у берегов Ливана, выступило с заявлением, что у юго-западного побережья страны, рядом с морскими границами с Кипром и Израилем, находится не менее 707 млрд куб.м газа. Сообщается, что ливанские месторождения могут оказаться значительно большим, чем месторождения природного газа в территориальных водах Кипра.
     
    Интенсивные и довольно успешные поиски на собственном шельфе давно ведут египтяне. Как было завалено совсем недавно, в территориальных водах Египта открыто очередное месторождение природного газа, запасы которого составляют 123 млрд куб. м природного газа и 1,6 млн баррелей газового конденсата. Ежедневная производительность месторождения составит около 40 млн куб. м газа и 1 тыс. баррелей конденсата.
     
    Все эти открытия говорят лишь об одном, что в ближайшей перспективе Восточное Средиземноморье, становиться очередным газовым Клондайком, со всеми вытекающими из этого последствиями, от больших денег, до большей войны.
    Вопрос завтрашнего дня, а что делать с этим газом?
     
    Сегодня большинство участников "газовой лихорадки" заняты в основном либо поисками и разработкой газа, либо доказательством собственных прав, на уже разведанные участки. В силу политических, а порой и просто местечковых амбиций, мало кто задумывается о том, как и кому, он будет продавать найденный газ, даже после удовлетворения собственных внутригосударственных потребностей. Сегодня в принципе только Египет располагает собственной инфраструктурой для транспортировки газа, в виде заводов СПГ и "Арабского газопровода" (Arab Gas Pipeline, 1200 км) пролегающего по территории Египта, Иордании, Сирии, Ливана, Турции, но стоит учитывать, что мощности данного газопровода не безграничны, ведь недаром почти 80% от своего 10 млрд экспорта газа Египет производит с помощью СПГ.
     
    В то же время Израиль и Кипр фактически не имеют газотранспортной инфраструктуры. Эти обстоятельства в принципе и заставляют в последнее время Израиль, Кипр и Грецию формировать альянс, цель которого – наладить поставки природного газа в Европу. В принципе уже давно идут теоретические разговоры о необходимости продвижения проекта строительства подводного газопровода протяженностью порядка 1400 км. Такой газопровод сможет транспортировать природный газ с израильских и кипрских месторождений в Европу через территорию острова Крит и континентальной Греции. Стоимость проекта не раскрывается, хотя возможно она еще просто не рассчитана.
     
    При этом ситуация в Средиземном море может стать еще интереснее. В последнее время появилась информация о том, что в море южнее острова Крит могут находиться месторождения газа с запасами 1,5-3,5 трлн куб. м. Если газ у берегов острова Крит будет найден (что вполне вероятно), проект - строительства газопровода Израиль-Кипр-Греция станет еще более экономически оправданным. К слову, еще в конце 2010 года Греция создала специальное агентство, которое будет курировать газоразведку, но перманентный политический и экономический кризис в стране не дает делу развернуться.
     
    Кстати именно политических момент, не позволяет израильскому руководству думать о столь далекой перспективе, как строительство транснационального газопровода. Приближающаяся дата выборов в кнессет, "заставляет" большинство министров говорить лишь о сегодняшнем дне. Недаром жаркие дебаты в правительстве вызвало решение комиссии Цемаха, о выделении квот на импорт израильского газа за рубеж. Тут каждый постарался проявить себя "патриотом", пекущимся об интересах страны, выступая фактически против любого экспорта газа, до того момента, как будут решены в отдаленной перспективе, все энергитические проекты в Израиле.
     
    Не менее острым станет вопрос, где взять деньги на строительство столь протяженного газопровода. В связи с надвигающимся кризисом, и главное выборами, в Израиле навряд ли, в ближайшей перспективе, будут обсуждать его возможный экономический вклад в проект. Состояние кипрской экономики, да и греческой оставляет желать лучшего, поэтому, эти страны кроме своих территорий, вряд ли смогут внести какую-то существенную материальную лепту в данный проект.
     
    Хотя по информации израильских СМИ уже летом этого года, Кипр подал план будущего газопровода в Еврокомиссию, ожидая, что проект получит статус PCI (projects of common interest). Это даст проекту возможность получать финансирование от ЕС. Интересно, что в поданных документах даже указана дата начала работы газопровода – 2018 год. Цена проекта при этом не указана, но Кипр попросил у Еврокомиссии 9,1 млрд евро.
     
    Вопрос на перспективу, кто "возглавит" средиземноморский газовый поток?
     
    В целом, существует три возможных сценария поставок средиземноморского газа в Европу. Это либо строительство завода по сжижению природного газа (СПГ) на Кипре, и поставки СПГ специальными морскими судами. Или строительство подводного газопровода Израиль-Кипр-о.Крит-континентальная Греция и подключение его к европейской системе газоснабжения. И как вариант строительство на Кипре газовых электростанций и поставка электроэнергии в Европу через Грецию по подводному кабелю. Кстати этот вариант, в последнее время так же стал активно обсуждаться в Израиле, в кулуарах его электрического монополиста "Хеврат Хашмаль". Однако все эти проекты, особенно первые два требуют огромных средств и довольно таки серьезных политических решений, учитывая особую ситуацию в регионе.
     
    Стоит учитывать и такой немаловажный фактор, как то, что серьезные объемы планируемых поставок газа в размере 10-20 и более млрд куб. м в год (что более чем реально, при разведанных запасах) могут существенно перекроить карту политических влияний, как в Европе, так и на Ближнем Востоке.
     
    Поставки такого объема газа в Европу практически полностью решают энергетические проблемы Балканских стран, что может существенно подорвать европейскую монополию российского Газпрома. При этом Греция выходит из числа европейских аутсайдеров и полной зависимости от российских поставок. Энергетическая независимость Балкан практически на нет, сводит политические амбиции Турции, на лидерство среди ближневосточных стран. Строительство средиземноморского газопровода, может оказаться существенным ударом по строительству трубоопровода TANAP из Азербайджана в Турцию и далее на Балканы. С одной стороны это окончательно похоронит проект Nabucco, как этого добивалась Россия, а с другой может полностью изменить и ближневосточную карту российских влияний и амбиций. Ведь при наличии мощного газопровода, его возможностями естественно захотят воспользоваться и египтяне, и ливанцы, в пику своему основному политическому конкуренту Турции. При этом совместное использование газопровода может существенно повлиять на развитие новых взаимоотношений между Израилем, Египтом и Ливаном. Да многое, что может измениться в мире, после введения в строй возможного средиземноморского газового пути. Ясно одно в зависимости от того, кто возьмет на себя экономическую составляющую данного проекта, тот и будет под себя перекраивать новую геополитическую составляющую.
     
    Вопрос лишь в том, кто сможет поднять этот проект? США, Европа или Россия? У каждого из них есть не только экономические, но и политические возможности. Однако именно политическая составляющая и все ее плюсы, и минусы в глобальной политике этих стран и будут определять их желание участвовать в данном проекте. Хотя серьезную конкуренцию этим странам может составить и Китай, который с каждым годом все увереннее заявляет о себе, как о серьезной экономической державе, с которой уже сегодня вынуждены считаться все. С одной стороны замораживания проекта Nabucco сыграло только на руку Китаю, фактически разворачивая в его сторону энергетические потоки из Центральной Азии. Блокада Ирана, дала ему дешевую нефть за собственную валюту. И поэтому такая перспектива как взятие под свой контроль средиземноморского газового потока, однозначно будет рассматриваться китайским политическим и экономическим истеблишментом. Последствие такого решения для России нетрудно предугадать.
     
    Об этом пишут эксперты Института Ближнего Востока, как передает www.centrasia.ru.
    Просмотров: 17 | Добавил: ringlonal1977 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2017
    Сделать бесплатный сайт с uCoz